Не пропусти

Специальная акция журнала "Законы и Право"!


Бесплатная юридическая консультация профессиональных юристов онлайн!

Проконсультируйтесь у опытного профессионального юриста прямо сейчас абсолютно бесплатно и без регистрации!


Главная / Рынок юридических услуг / «Гордыня и демагогия не давали ему работать»

«Гордыня и демагогия не давали ему работать»

"Гордыня и демагогия не давали ему работать"

Дмитрий Веретин, проработавший судьей четыре года, обжаловал в Дисциплинарной коллегии Верховного суда свое увольнение за неумение организовать работу. Ему вменили в вину, что многие десятки дел не были вовремя отписаны, но он построил свою защиту таким образом, что спорное решение ККС сформулировано так, как будто претензий по конкретным делам к Веретину и не было. Парадоксальная ситуация, удивляются судьи ВС.

Судейскую карьеру Веретин начал в 2010 году с мирового участка № 107 Санкт-Петербурга. А в мае 2013 года пошел на повышение, стал судьей Красносельского райсуда. "Я сам присмотрел его из мировых и пригласил. Энергичный молодой человек… Думал, справится с обязанностями", – рассказывал вчера в Верховном суде председатель райсуда Вадим Полывяный.

Вопрос Веретина стоял в повестке дня Дисциплинарной коллегии ВС. Он оспаривал решение Квалификационной коллегии судей Санкт-Петербурга, которая 17 октября 2014 года лишила его судейского статуса по представлению главы горсуда Валентины Епифановой. А инициировано это представление было Полывяным. "Где-то с апреля [2014 года] я заметил, что начинаются проблемы. Дела не сдаются, не отписываются. К концу мая я в индивидуальном порядке и на общих совещаниях обращал на это внимание", – рассказывал председатель. А к сентябрю он пришел к выводу, что Веретин с работой не справляется. "[После июньского отпуска] резко возрастает число жалоб от граждан. За июль – август их больше 50. Они и в ККС, и мне на волокиту", – рассказывал Полывяный.

При этом у Веретина надвигался новый отпуск – с 22 сентября по 3 октября 2014 года. Чтобы как-то поправить ситуацию, председатель дал указание не давать ему новых дел, а около 45 у него забрали и отдали другим судьям. Но принятые меры не слишком помогли, и 8 сентября на совещании в суде Полывяный заявил, что если дела не будут отписаны и сданы, то отдыхать Веретин не пойдет. А на следующем совещании, 19 сентября, глава райсуда, по его словам, отменил отпуск и направил информацию на этот счет в Управление Судебного департамента при ВС РФ по Санкт-Петербургу. "[А Веретин] написал заявление об отставке и отдал его мне. Может, перенервничал… Я сказал нести его в ККС, – дополнил рассказ о событиях того дня Полывяный.

Тем не менее до ККС Веретин заявление не донес, но и 22 сентября на работу не вышел. И тогда Полывяный решил проверить, где дела, так как на этот день, судя по картотеке, из 411 дел, рассмотренных Веретиным с 1 января по 24 сентября 2014 года, в канцелярию так и не поступили 162. "Люди стучатся в двери, пытаясь получить решения. Я вообще считаю, что это был прогул", – рассказывал Полывяный.

Прямо в кабинете Веретина, по словам председателя, нашли 92 дела. И, судя по акту проверки от 24 сентября, во всех нет протоколов, а по 89 отсутствуют решения. Эта информация попала в представление Епифановой, а еще там говорилось, что за 2014 год на решения Веретина было подано 59 апелляционных жалоб, но только 18 дел направлены в вышестоящую инстанцию, а с остальными это было сделать невозможно, так как в канцелярии их не было или сроки передачи были нарушены.

Были названы и конкретные дела. По спору о взыскании переплаты за квартиру по договору в долевом строительстве (№ 2-2576/14) Веретин вынес решение 19 мая, 20 июня года в суд поступила апелляционная жалоба, а в канцелярии оформленные документы оказались лишь 5 сентября, констатировали проверяющие. Аналогичная ситуация была в споре об определении доли в имуществе (№ 2-3939/14) – решение постановлено 24 июля, жалоба на него пришла 21 августа, а дело на момент проверки в сентябре в канцелярию не сдано.

При этом нагрузка у Веретина не превышает среднюю по суду, констатировала Епифанова. "[Случившееся] стало возможным в связи с неумением судьи организовать работу сотрудников подчиненного ему аппарата суда, отсутствием реакции на предпринятые руководством суда меры по оказанию помощи в организации работы", – сделала вывод она.

А Веретин в Дисциплинарной коллегии Верховного суда РФ первым делом заявил, что фактическая сторона дела отсутствует, поскольку он был в отпуске и проверка, которую провели 24 сентября, незаконна. "Рассмотрение в ККС было беспредметным. Тот предмет, который должен быть перед ней, – конкретные нарушения в принципе не были представлены", – говорил уволенный судья.

– Что вы имеете в виду, говоря о беспредметности? – поинтересовался председательствующий Сергей Рудаков.

– Есть какие-то общие ссылки, но, о чем само представление, я так и не понял. Понять, в чем конкретно обвинили, из представления я не смог, – ответил Веретин.

– Все это довольно странно звучит, – сказал Рудков. – В представлении конкретно перечислены факты. Вы хотите сказать, что нет доказательств?

– Да, – последовал ответ. По словам Веретина, высказаться на заседании ККС ему не дали.

В ответ Рудаков зачитал цитаты Веретина из протокола заседания квалифколлегии: "Я согласен с допущенной мною волокитой и не возлагаю ответственности на аппарат", "В течение двух недель после отпуска и сейчас я пытаюсь отписать дела". Затем председательствующий задал новый вопрос:

– Вы, получается, признавали в заседании ККС нарушения?

– Я признал, что дела не сдавались в канцелярию, но можно ли из этого делать вывод, что в них не отписаны решения. Это же две разные вещи, – настаивал заявитель.

– К вам председатель обращался, чтобы вы сдали дела? – задал новый вопрос Рудаков.

– У нас проводятся совещания, и он всех просил. У нас повышенная нагрузка, и это факт.

– Вам известно о том, что приказ об отпуске был отменен?

– Нет, – ответил Веретин, а Рудаков опять обратился к протоколу. Судя по нему, уволенный судья признавал и не оспаривал, что Полывяный требовал сдать дела, понимал, что не находился в отпуске, а также признавал, что все же уехал отдыхать, "поскольку поставил интересы своей семьи выше работы". Однако теперь, в ВС, все это Веретин отрицал.

Тогда Полывяный достал свой телефон. В СМС-сообщениях от уволенного судьи, датированными воскресеньем 21 сентября, днем перед отпуском, говорилось, что он "принял все равно решение ехать" и "долги сдаст".

– Можно ли из СМС сделать вывод, что вы были предупреждены и что нужно сдать дела? – спросил Рудаков.

– Я не стал бы делать такой вывод. Отпуск был согласован в августе, – прокомментировал Веретин, а после еще нескольких цитат из протокола заседания ККС заявил, что он не соответствует действительности.

После этого в разговор вмешался судья ВС Владимир Боровиков. "Софизм какой-то. Я вас уже слушаю второй час и не пойму, о чем речь идет", – сказал он и, чтобы разобраться, были ли нарушения, имеется ли предмет для рассмотрения и что признает Веретин, спросил, сколько дел тот не сдал на момент ухода в отпуск, что это были за дела и были ли там протоколы. Но на каждый вопрос заявитель отвечал, что этой информацией не владеет, а результаты проверки ничтожны.

– Все же давайте конкретно. Вы словно уходите от ответа. Вот пишут: нет решения, не сдал. Расскажите нам, как было на самом деле? – настаивал Боровиков.

– Мы не можем исследовать. Нет предмета, – отвечал уволенный судья.

Боровиков стал приводить в пример конкретное дело, а Веретин на это заявил, что при проверке его не было и, имелось ли нарушение фактически, он подтвердить не может. "Изучить конкретное дело сейчас невозможно, потому что этих документов нет", – добавил он.

– Каких документов? Есть протоколы ваших заседаний, дата вашего решения, дата поступления жалобы и дата сдачи в канцелярию. Вот эта фактура соответствует действительности?

– Я не могу ответить на этот вопрос. Просто потому, что не могу, – таким был ответ Веретина. Говорил в ВС он и о том, что ККС нарушила процедуру, когда принимала решение об увольнении. По его словам, его не известили о заседании, а также не дали ознакомиться с материалами. В качестве доказательства он привел распечатку переговоров за 10 октября 2014 года. Именно в этот день, по информации квалифколлегии, его уведомили, но среди входящих звонков у Веретина номера ККС не было.

Внести ясность по этому вопросу попыталась глава квалифколлегии, судья горсуда Алла Нюхтилина. Она отметила, что в распечатке только входящие вызовы, а Веретин 10 октября позвонил сам. По словам Нюхтилиной, он узнал о представлении и справлялся, что там. Тогда-то его и уведомили о дате заседаний, а также сообщили, что можно ознакомиться с документами, добавила председатель ККС.

– А вы заявляли ходатайство на заседании об ознакомлении? – поинтересовался Рудаков.

– Нет.

– А почему тогда сейчас предъявляете эти претензии?

– А я имею право это делать, – отозвался Веретин, а затем дискуссия в новом свете показала его слова о том, что предмета для разбирательства нет. Он сообщил, что в настоящий момент долгов по неотписанным делам за ним нет, причем часть он дооформил, уже когда был уволен. Эту информацию подтвердили и Полывяный, и Нюхтилина. При этом председатель ККС признала, что конкретные дела на заседании не изучались и коллегия лишь пыталась понять, почему нарушения имели место.

– Мы пришли к выводу, что единственное, что можно сказать, – это неумение организовать работу, – заключила Нюхтилина.

– А почему дела не изучали? – удивился один из членов коллегии.

– Потому, что он ничего не оспаривал, – ответила председатель ККС. В решении коллегии позиция Веретина сформулирована так: "Не оспаривал факты, изложенные в представлении, однако полагал вид дисциплинарного взыскания чрезмерно тяжелым".

– А разве это вас освобождает от рассмотрения? У нас теперь парадоксальная ситуация…

– Могу ли я оценить, что вы фактически переписали представление и в конце сделали вывод: человек занимается волокитой и ему не место в суде? – спросил у Нюхтилиной судья ВС.

– Это было подтверждено актом проверки, – ответила глава ККС. Затем еще раз высказался Полывяный. Он сказал, что после заседания в ВС только укрепился во мнении, что поступил правильно, инициировав увольнение Веретина. А на вопрос одного из судей, почему тот не справлялся, председатель райсуда ответил так: "У него, по моему мнению, две проблемы – гордыня и демагогия, которые не давали ему работать. А это неисправимо… Не знаю, обидится он или…"

К этому моменту процесс шел уже шесть часов, и слушания решено было отложить. Рассмотрение дела Ветерина в ДК ВС продолжится в пятницу. Суду осталось изучить материалы, а сторонам – выступить в прениях.

Источник

О admin

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*