Не пропусти

Специальная акция журнала "Законы и Право"!


Бесплатная юридическая консультация профессиональных юристов онлайн!

Проконсультируйтесь у опытного профессионального юриста прямо сейчас абсолютно бесплатно и без регистрации!


Главная / Рынок юридических услуг / Судья, писавшая решения на офисных стикерах, не смогла вернуть мантию в ВС

Судья, писавшая решения на офисных стикерах, не смогла вернуть мантию в ВС

Лилия Мугинова проработала в уфимском райсуде чуть больше года. За это время ей передали около 1000 дел, половину она рассмотрела, 150 решений были отменены, ко многим другим тоже остались претензии: жалобщики, например, писали, что из-за Мугиновой суд оставляет впечатление сомнительной конторы. Судью уволили, но она пошла оспаривать это решение в ВС, где отвечала за эмоциональную часть аргументов, а ее представитель – за формальную.

Более 10 лет работала Лилия Мугинова мировым судьей в Кировском районе Уфы, а в феврале 2013-го пошла на повышение – стала федеральным судьей Кировского райсуда Уфы. Но задержаться на этом посту не вышло: вскоре участники процессов стали жаловаться на волокиту и невозможность месяцами получить решения или определения о передаче дела по подсудности в другой суд. Впоследствии у исполняющей в то время обязанности главы Кировского райсуда Веры Яковлевой оказалось 135 жалоб на Мугинову, еще 50 поступили в Верховный суд республики и местную квалифколлегию, следует из решения последней (есть у «Право.Ru»). Ш. Хайдаров, в частности, 23 августа 2013 года жаловался в Кировский райсуд Уфы, что не может получить решение от 30 апреля, а А. Шадрин в июле того же года просил оказать ему содействие в передаче дела в канцелярию суда, решение по которому вынесено 29 апреля.

В результате по приказам главы ВС Башкирии Михаила Тарасенко (их существует два – от 31 июля и от 29 августа 2013 года) была организована проверка работы судьи Мугиновой, а заодно инвентаризация ее дел, которую проводили сотрудники местного судебного департамента. Выяснилось, что с февраля по сентябрь судье было передано 962 гражданских дела, из них она успела рассмотреть 513 и вынесла решение по 422, в 302 из которых не было протоколов заседаний, а 271 оказалось без мотивированных решений, резолютивная часть была неподписанной. В некоторых делах проверяющие обнаружили вместо решений записки судьи на обычных офисных стикерах: «решение от 31.05.13 г. иск удовлетворить», «01 августа 2013 года иск удовлетворен частично, кроме нотариальных услуг по квитанции на 700 рублей». Кроме того, ревизоры, навестив канцелярию, узнали, что туда Мугинова сдала всего 86 дел, а затем 11 истребовала обратно для исправления опечаток и направления в апелляцию, хотя по Инструкции о делопроизводстве в райсудах на это отводится не более 10 дней после рассмотрения дела и изготовления решения.

К марту 2014 года стороны по 151 делу добились отмены в ВС Башкирии решений Мугиновой. Зачастую отмена была связана с отсутствием в делах непосредственно решений, а также протоколов судебных заседаний. К этому времени местная ККС добралась до представления главы ВС РБ Тарасенко от 22 ноября 2013 года и дополнения к нему от 7 февраля 2014-го, в которых тот просил лишить Мугинову судейских полномочий. Члены квалифкомиссии (13 голосами из 18) 14 марта согласились с таким наказанием, упомянув, что ГПК разрешает отсрочить изготовление мотивированного решения лишь на пять дней. В работе Мугиновой ККС увидела волокиту, нарушение прав граждан, нарушение требований Инструкции по делопроизводству и умаление авторитета судебной власти.

Дела, еще дела, отпуск, оторвался хрящ

Вчера Мугинова в дисциплинарной коллегии Верховного суда РФ пыталась обжаловать наказание как несправедливое. Винить следует не ее, следовало из многословного выступления экс-судьи, а неправильно организованную работу под руководством и.о. главы Кировского райсуда Веры Яковлевой. Во-первых, нагрузка на Мугинову была существенной: в феврале – марте ей от других судей передали 373 дела, в которых уже были нарушены сроки, и их нужно было рассмотреть как можно быстрее. В статистике они автоматически обозначались как идущие с нарушением, объяснила она, это стало поводом для вызова в комиссию по срокам в ВС РБ 11 июня 2013 года. Однако до наказания тогда не дошло. «В июне Вера Александровна [Яковлева. Сейчас суд возглавляет уже Роберт Усманов] чувствовала, что [я] эти дела отписываю, было передано мне еще 120 исков. Все они были назначены в июле-августе», – рассказывала членам дисциплинарной коллегии ВС о спешке с рассмотрением дел Мугинова.

«Чтобы отписать решения, попросила отпуск хотя бы на две недели», – вспоминала экс-судья о том, как собиралась исправить ситуацию. Мугиновой дали его в начале августа, но судья в отпуске ушла на больничный до января 2014 года. «В бытовых условиях упала – меняли в детской комнате раму. Назначили операцию. Оторвался суставной хрящ. Будучи в отпуске на больничном, ходила в суд. 3 сентября приходила в суд и дела подписывала, закрывала, готовила к передаче. Многие были сданы в канцелярию», – говорила она. Однако пока Мугинова отсутствовала помощник судьи Динара Саитова обзванивала стороны по ее делам и предлагала написать жалобу, чтобы получить решение или исполнительный лист, следует из ее жалобы.

– Вы хотите сказать, что все 135 жалоб были получены таким образом? – поинтересовался у нее председательствующий Сергей Рудаков.

– Я не могу сказать, что все, – ответила Мугинова, а позже уточнила: «массовость была искусственно создана».

– Вы признаете, что жалобы были?

– Мне не была дана возможность исправить эту ситуацию.

– Были ли такие случаи, [когда] вместо того, чтобы вынести резолютивную часть решения – решения писали вот на таком листочке? – поинтересовался Анатолий Куменков, продемонстрировав желтый офисный стикер из дела. 

Мугинова ответила утвердительно. На вопросы о сроках изготовления решений по делам со стикерами (решение вынесено в апреле-мае, но в деле на момент проверки вместо решения лежал стикер), лишенная статуса судьи отвечала, что «старалась изготавливать решения в короткие сроки, большой объем был». 

Недопустимые доказательства? Проблемы в аппарате?

Если Мугинова в своем выступлении сделала упор на эмоциональную составляющую, то ее представитель Рустам Хабибуллин пытался уличить оппонентов в использовании недопустимых доказательств при вынесении решения ККС 14 марта. По его словам, инвентаризация была проведена с нарушениями: акт не имеет ни даты, ни регистрационного номера. «Доказательства получены с нарушением Конституции, с нарушением гарантии неприкосновенности судьи», – говорил он и ссылался на то, что в отсутствии судьи были изъяты дела, которые находились у нее в работе, а это недопустимо. Мугинова отмечала, что с приказом главы ВС Башкирии она не была ознакомлена. В связи с этим жалобщики требовали исключить из дела упомянутые доказательства. 

Однако член ККС Каримова отвергла и эти претензии: нарушений не было, акт подписан всеми членами инвентаризационной комиссии.

Из слов Мугиновой и ее представителя, а также жалобы в ВС РФ (есть в редакции) следует, что Мугинова винит в сложившейся ситуации и.о. главы суда Яковлеву. Дело в том, что, по мнению изгнанной судьи, одной из причин нарушений стала текучка среди секретарей и помощников. Служебные записки к Яковлевой, говорила экс-судья, эту проблему не решили. Кроме того, в ходе проверки дверь была опечатана, и доступ в кабинет был закрыт. По словам Мугиновой, руководитель суда сказала ей, что ключ она получит лишь по выходу с больничного.

По словам главы ККС Стеллы Черчаги, без помощника судья работала всего несколько дней, и так вышло не специально – в штате специалистов не хватало. «Нельзя говорить о плохой работе аппарата, когда он ничего не может сделать, так как в деле отсутствует резолютивная часть и окончательный судебный акт», – заметила она. Каримова утверждала, что и нагрузка у Мугиновой была сравнима с количеством дел у других судей в Кировском райсуде. Да и сами дела были несложные.

В ответ Мугинова намекала еще и на препятствия в сдаче дел в канцелярию ее секретарем Лилией Мансуровой. Нередко они принимались канцелярией, а затем возвращались обратно с отметкой: плохо прошиты, есть скрепка и т.п. Однако, пока судья болела, дела сформировали и сдали в канцелярию, хотя в них были неподписанные судьей документы. Яковлева, установив в ходе проверки недостатки дел в производстве Мугиновой, «в нарушение ст.12 Кодекса судейской этики» не потребовала от секретаря Мансуровой (уволилась в начале сентября 2013-го – «Право.Ru») устранить их, следует из жалобы судьи. Также она не потребовала сделать этого и от секретаря Саитовой, которая после Мансуровой и подшила незаверенные документы, и от замначальника отдела обеспечения судопроизводства Эльвиры Исхаковой, которая приняла эти дела в канцелярию. «Почему сначала Исхакова ревностно не принимала ни одного дела без подписи, но после того как Мугинова ушла на больничный, то ее дела стали без контроля принимать?» – возмущался в заседании Хабибуллин. По его мнению, отправлять недооформленные дела в апелляцию Кировский райсуд Уфы не имел права. «Инструкция [по делопроизводству] гласит, что нельзя вшивать в гражданское дело документ, незаверенный судьей», – заявил он.

– Сколько надо было ждать сторонам, чтобы решения были изготовлены, подписаны? Вы полагаете, нельзя было направлять дела в вышестоящую инстанцию? Год, два, три? – удивились члены дисциплинарной коллегии.

– Есть обстоятельства, которые нельзя изменить. Человек попадает в больницу, и ему не дают возможность их оформить, – ответил Хабибуллин.

– Без уплаты госпошлины они были переданы в ВС РБ. Почему-то канцелярия Кировского райсуда эти дела приняла, и не было никаких нареканий, – обнаружила недостатки в работе коллег Мугинова. 

– Парадоксальная ситуация возникает. Вы с соблюдением требования закона не поступили, апелляционная инстанция отменяет вам эти решения, и вы же их в этом упрекаете, – удивился Рудаков.

– Я не упрекаю. Просто Вера Александровна [Яковлева] могла позвонить [чтобы я вышла с больничного], она же не допустила меня!

– Вы посмотрите на ситуацию глазами сторон по делу!

– Поэтому я сидела на работе до двух-трех часов ночи.

Роль и.о. председателя

Также заочно Яковлевой достались обвинения в изъятии готовых решений из дел. Мугинова говорила об этом аккуратно. «По многим были изготовлены мотивированные решения, вложены в дела, – описывала она, – Но осенью они уже там отсутствовали, поэтому их пришлось заново распечатывать».

– Вы хотите сказать, что вы изготовили решения, а их работники суда изымали? – заинтересовался Рудаков.

– По многим делам так и было…

– Чтоб делать такое заявление, у вас есть конкретные факты, доказательства?

– У меня в компьютере они имеются, – ответила Мугинова.

В ее жалобе указано, что факт отсутствия решений и протоколов в делах опровергается показаниями свидетеля, пенсионера МВД Александра Реброва. Члены дисциплинарной коллегии согласились его выслушать и узнали, что он сейчас работает представителем по делам о защите прав потерпевших и 18 октября прошлого года был в Кировском райсуде Уфы. Он рассказывал, что двери в кабинет судьи Мугиновой и ее помощника были открыты, а в дверях стояла Яковлева и говорила что-то Исхаковой. Смысл ее речи, по словам Реброва, сводился к «изымай протоколы, решения, неси их ко мне». Потом, сказал он, стопки дел стали носить на четвертый этаж, где кабинеты зампредседателя и председателя. «Пообщавшись с представителями, кто там был, мы сделали общий вывод, что этого судью, грубо говоря, «съедают», – заключил он. Свое появление в судебном процессе по жалобе Мугиновой он объяснил «обостренным чувством справедливости».

Заслушали члены дисциплинарной коллегии и второго свидетеля – Разуфа Рапиева – истца по одному из дел, которые рассматривала Мугинова. Его показания, по мнению жалобщиков, должны были свидетельствовать о том, что «эпопея началась целенаправленно, чтобы максимальное количество дел ушло в апелляционную инстанцию». Рапиев рассказал, что с 18 июня 2013 года, когда ему была присуждена выплата из-за ДТП, он не может получить свое решение. Он рассказывал, что уезжал в Чехию, а когда вернулся, то и в декабре не смог получить свое решение, в суде ему для этого порекомендовали написать заявление в ВС РБ, так как Мугинова больше не работает. Как выяснилось, это была краткая апелляционная жалоба. Потом выяснилось, что Мугинова вышла на работу, и жалобу Рапиев отозвал. «Пусть Мунгинова доделает дело сама», – объяснил он свой поступок, хотя, по его словам, в ВС РБ его предупреждали, что тогда решение он может и не получить.

– Когда вы наконец решение получили? – поинтересовался Рудаков.

– Я не получил!, – ответил он, а свое выступление закончил словами о том, что «за государственные деньги так суды не должны работать».

Хабибуллин, стремясь уличить оппонентов в нарушениях, получил утвердительный ответ от свидетеля на вопрос о том, подавал ли он только предварительную апелляционную жалобу. 

– Вы взыскали в пользу человека почти 90 000 руб., а он ничего на сегодняшний день не получил. Благодаря кому это? А вы нам про апелляцию начинаете… – заметил Рудаков.

– Мне дело не передали вообще [в январе, когда вышла на работу после больничного], – отозвалась Мугинова.

– Да оно было у вас в производстве [до этого]! – напомнили ей.

Статистические показатели республики

Глава республиканской ККС Стелла Черчага с обвинением в искусственном создании потока жалоб не соглашалась. Апелляция пересматривала дела Мугиновой, что серьезно подпортило статистические показатели республики, рассказывала она, поэтому никто не был заинтересован, чтобы специально их передавать в ВС РБ. «Наоборот, стремились, чтобы дела были быстро рассмотрены и отписаны. Судья устранилась от надлежащего исполнения своих обязанностей», – сказала Черчага. Она подтвердила, что судье пошли навстречу и дали отпуск, чтобы отписать решения, но она ушла на больничный до января, а потом, проработав месяц, снова оказалась на больничном. Но даже за отработанный месяц, по ее словам, по оставшимся 145 делам отписала только пять. 

Члены ККС были лаконичны в отличие от Мугиновой и ее представителя, которые говорили больше часа. Черчага отметила, что у Мугиновой проверяющие обнаружили «систематическую волокиту» не только при отписании решений, но и назначении дел к разбирательству, передаче их по подсудности. «Нарушались сроки от нескольких месяцев до полугода» – сказала Черчага, назвав ситуацию «катастрофической». «Это был какой-то коллапс. Никак невозможно это было остановить. По каждому второму-третьему делу, которое она рассматривала, поступала жалоба», – описывала ее коллега Каримова. Для наглядности она даже зачитала несколько цитат жалоб, которые привезла с собой. «Создалось впечатление, что суд – это не государственный орган судебной власти, стоящий на защите законным прав гражданина, а какая-то контора, работающая как ей вздумается», – произнесла она.

– На сегодняшний день все вопросы с этими делами решены? – поинтересовался Рудаков.

Каримова ответила утвердительно, рассказав, что работа велась и в 2014 году, уже после решения ККС. По ее словам, в 2013 году у Мугиновой были отменены 93 решения, в 2014-м – 63, большинство из-за отсутствия резолютивной части решения или мотивированного решения, протокола судебного заседания, либо из-за отсутствия в нем подписи судьи.

Выступление Мугиновой в прениях получилось минут на 15 минут: она говорила об отсутствии нареканий к своей работе за 12 лет работы мировым судьей, наличии благодарностей от руководства ВС Башкирии и республиканского управления юстиции, своих трех детях, их успехах и здоровье. В заключение она просила судей дисциплинарной коллегии ВС «дать шанс», и взамен она готова посвятить себя работе полностью. Остальные участники были лаконичнее. Представители ККС просили жалобу не удовлетворять. Нарушения у Мугиновой носили массовых зарактер, повлекли нарушение прав граждан, умален авторитет судебной власти, перечисляла Черчага. «Изготовление резолютивной части решения законодателем введено для облегчения работы судей. Никак нельзя объяснить нагрузкой или другими причинами изобретение судьей нового процессуальных норм, где резолютивная часть не изготавливается, либо пишется на записках», – резюмировала она.

Члены дисциплинарной коллегии посовещались за закрытыми дверями чуть более часа, а потом объявили, что в удовлетворении жалобы Мугиновой отказано. По выходу из зала она сообщила корреспонденту «Право.Ru», что планирует обжаловать отказ. 

Источник

О admin

1 комментарий

  1. Рустам

    Рустам Хабибуллин не пытался уличить оппонентов в использовании недопустимых доказательств при вынесении решения ККС 14 марта2014 г.
    Рустам Хабибуллин представил доказательства того, что Управление Судебного департамента в Республике Башкортостан проигнорировав статью 122 Конституции РФ- Судьи неприкосновенны изъял гражданские дела у судьи Мугиновой Л.З., а представитель ККС РБ Каримова Ф.М. (судья Верховного суда Республики Башкортостан) подтвердила , что проверка проведена законно, Управление судебного департамента в Республике Башкортостан изъяла дела законно, сфотографировала гражданские дела без разрешения судьи и действовала на основании своего Положения, данный ответ изумил, а может и не изумил членов судебной коллегии ВС РФ.
    Согласно п.3.1. ПОСТАНОВЛЕНИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 20 июля 2011 г. N 19-П ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ ПОЛОЖЕНИЙ ПУНКТОВ 1 И 2 СТАТЬИ 3, ПУНКТА 1 СТАТЬИ 8 И ПУНКТА 1 СТАТЬИ 12.1 ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ «О СТАТУСЕ СУДЕЙ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» И СТАТЕЙ 19, 21 И 22 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «ОБ ОРГАНАХ СУДЕЙСКОГО СООБЩЕСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» В СВЯЗИ С ЖАЛОБОЙ ГРАЖДАНКИ А.В. МАТЮШЕНКО, указано, что установление нарушения судьей при вынесении судебного акта норм материального или процессуального права, которое по своему характеру и тяжести может являться основанием для привлечения его к ответственности, по сути, подразумевает необходимость проверки законности и обоснованности самого судебного акта, которая может осуществляться лишь в специально установленных процессуальным законом процедурах — прежде всего посредством рассмотрения дела вышестоящим судом. Иная, кроме судебной, процедура ревизии судебных актов с целью оценки наличия оснований для применения к судье дисциплинарной ответственности, в частности путем проведения внутрикорпоративной проверки, принципиально недопустима, поскольку тем самым была бы, по существу, перечеркнута обусловленная природой правосудия и установленная процессуальным законом процедура пересмотра судебных актов с целью проверки их правосудности (законности и обоснованности) вышестоящими судебными инстанциями, что является безусловным нарушением принципа независимости судей и должно с необходимостью влечь отмену решения о применении к судье дисциплинарного взыскания.
    Постановление Конституционного Суда Российской Федерации для ККС Республики Башкортостан видно не указ.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*