Не пропусти

Специальная акция журнала "Законы и Право"!


Бесплатная юридическая консультация профессиональных юристов онлайн!

Проконсультируйтесь у опытного профессионального юриста прямо сейчас абсолютно бесплатно и без регистрации!


Главная / Судебная практика / Эксперты поддержали создание отдельных апелляционных и кассационных судов

Эксперты поддержали создание отдельных апелляционных и кассационных судов

Эксперты поддержали создание отдельных апелляционных и кассационных судов

Создание федеральных кассационных и апелляционных судов представителями юридического сообщества воспринимается положительно как одна из мер по укреплению независимости судей. Такое мнение было высказано на круглом столе «Основные стратегические задачи и системные решения в рамках судебной реформы и реформы уголовного законодательства в экономической сфере», который прошел в Совете Федерации.

Независимость судей

На «круглом столе», организованном бизнес-омбудсменом Борисом Титовым и Институтом экономики роста им. П.А. Столыпина, обсуждались вопросы судебной реформы. Одна из основных проблем, которая должна быть решена в ходе реформирования судебной системы – снижение уголовного давления на бизнес. Представитель Центра стратегических разработок Мария Шклярук, впрочем, отметила, что инициативы бизнес-омбудсмена в сфере уголовной политики должны распространяться на все группы граждан, а не только на предпринимателей.

Представители юридического сообщества были единодушны в том, что независимость судей необходимо повышать. Разработанный Верховным судом РФ законопроект, согласно которому в следующем году будут созданы 5 апелляционных и 9 кассационных судов общей юрисдикции в специально созданных округах, был оценен участниками «круглого стола» позитивно. Большинство выступавших говорило о  необходимости уменьшения роли председателей судов. Член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, адвокат Игорь Пастухов пояснил, что с учетом повышенной нагрузки на судебную систему, полномочия председателя суда субъекта по привлечению судей к дисциплинарной ответственности фактически ставят их в подчиненное положение. Председатель районного суда распределяет нагрузку, и если судья не справляется, то это зачастую связано с конкретными нарушениями, такими как нарушение сроков. Таким образом, председатель вышестоящего суда получает инструмент реального давления на судей в виде возможности привлечь судей к дисциплинарной ответственности.

Инициатива Института экономика роста об ужесточении ответственности за вынесение неправильных, неправосудных решений поддержки не нашла, участники мероприятия посчитали, что судьи должны иметь право на ошибку.

Еще один насущный вопрос – формирование судейского корпуса. Как считают специалисты, система не должна воспроизводить сама себя за счет «превращения» работников аппаратов в судей. При этом на «круглом столе» было отмечено, что и статус работников аппаратов судов, и размер их заработной платы должны повышаться. В противном случае, основной мотивацией для сотрудников аппарата судов останутся лишь карьерные перспективы стать судьями. Ранее бизнес-омбудсмен Титов выступил с инициативой до 2019 года назначить судьями не менее 1000 адвокатов и прокурорских работников.

Партнер крупного адвокатского бюро Дмитрий Степанов отметил, что потребность в высококвалифицированных кадрах острее ощущается на более высоких уровнях судебной системы. В связи с этим было предложено не рассматривать критерий опыта работы в судебной системе в качестве основного для соискателей на должности судей высших судов, а привлекать больше специалистов-правоведов. По мнению Степанова, суды более высоких уровней должны больше заниматься вопросами права, а не исправлением судебных ошибок. Упраздненный Высший арбитражный суд каждый год отбирал несколько сотен дел, по которым фактически принимались прецедентные решения с формулированием позиции по актуальным юридическим вопросам. По мнению юриста, именно на данную модель работы мог бы ориентироваться  и Верховный суд РФ.

Обвинительный уклон

Пастухов в своем выступлении выразил несогласие с публикацией РАПСИ о надуманности и необоснованности упреков в адрес российской судебной системы о преобладании в ее деятельности обвинительного уклона. Адвокат мотивировал свою позицию данными по оправдательным приговорам.

«Делами для судов присяжных занимаются лучшие следователи, и процент оправдательных приговоров составляет около 10%. Там, где присяжных нет, и работают следователи уровнем ниже, показатель составляет всего 0,4%», — заявил Пастухов.

Присутствовавший на «круглом столе» судья ВС Олег Зателепин посчитал процент оправдательных приговоров заниженным вследствие неправильных подсчетов. Представитель высшей судебной инстанции напомнил, что ряд уголовных дел прекращаются по реабилитирующим основаниям, а около 60% дел рассматриваются в особом порядке, где оправдание не предусмотрено. С учетом указанных поправок Зателепин оценил процент оправдательных приговоров в России на уровне 4%, что сопоставимо с мировыми показателями. Судья особо заявил о поддержке инициативы по расширению полномочий ВС в части отмены вступивших в законную силу решений.

Однако участники, убежденные в том, что в российском правосудии преобладает обвинительный уклон, скептически отнеслись к ссылке на большой процент дел, рассматриваемых в особом порядке. Пастухов, в частности, отметил, что популярность особого порядка вызвана отсутствием реального равенства сторон и состязательности процесса, люди соглашаются с обвинением, потому что активная защита заведомо ухудшает их положение.

Дискуссия о реформе продолжается

В ходе «круглого стола» было высказано мнение, что судам стало сложно учитывать поток изменений в законодательстве, и потому поправки должны носить системный характер. Участники мероприятия предлагали определять блоки статей, которые необходимо менять в первоочередном порядке. Например, статьи УК РФ о мошенничестве.

Бывший член Совета федерации, адвокат Евгений Тарло охарактеризовал реформу как постоянное состояние судебной системы России и подверг критике ряд ее аспектов, заявив о противоречиях. Выступающий отметил, что на ранних этапах реформы из полномочий прокуроров исключили выдачу санкций на арест, но до настоящего времени проблема заключения обвиняемых под стражу так и не решена. У прокуратуры также были отобраны функции следствия, однако полномочий по надзору не хватает для эффективного предотвращения нарушений прав граждан на досудебной стадии процесса. Титов привел данные о 5 миллионах таких нарушений за 2016 год, и в его докладе содержались предложения по расширению полномочий прокуратуры в уголовном процессе. Некоторые участники говорили также о недостаточности полномочий суда по контролю за следствием, дознанием и оперативно-розыскной деятельностью, поскольку проверка действий правоохранительных органов в сложившейся правоприменительной практике носит, как правило, формальный характер.

На мероприятии обсуждались и вопросы адвокатской деятельности. Адвокат Сергей Ахундзянов заявил о фактическом отсутствии равенства сторон и несоблюдении принципа состязательности процесса. Как пояснил защитник, в ходе сбора доказательств адвокаты не могут получить сведения, составляющие тайну, даже по официальному запросу . В настоящее время 27 федеральных законов устанавливают соответствующий режим для информации, доступ к которой закрыт для юридических представителей. Ахундзянов считает, что статус адвоката должен предполагать и беспрепятственный  доступ в здания всех правоохранительных органов, где могут проводиться мероприятия с участием подзащитных. Прозвучало также предложение ужесточить ответственность за воспрепятствование деятельности адвокатов.

С нестандартной инициативой выступил адвокат Андрей Гривцов. Он адресовал ВС просьбу вернуть адвокатам возможность личного общения с судьями при подаче кассационной жалобы, которая была у адвокатов, работавших во времена СССР.

Источник

О admin

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*