Не пропусти

Специальная акция журнала "Законы и Право"!


Бесплатная юридическая консультация профессиональных юристов онлайн!

Проконсультируйтесь у опытного профессионального юриста прямо сейчас абсолютно бесплатно и без регистрации!


Главная / Законодательство / Реформа похорон через огонь и медные трубы

Реформа похорон через огонь и медные трубы

Реформа похорон через огонь и медные трубы

Умирать в Москве стало дороже. Компания «Ритуал», фактический монополист на столичном рынке ритуальных услуг, с начала июня повысила тарифы. Ожидается, что следом вырастут цены и в других регионах России. Инфляция может повлиять на законодательное решение по таким скандальным вопросам, как освобождение заброшенных могил для нового погребения, либо государственное поощрение кремации. 

Подорожание как предвестник гиперинфляции?

Согласно новому прейскуранту «Ритуала», рытье могилы в зимнее время года (с ноября по май) теперь будет стоить 10880 руб. До этого круглый год цена была на уровне 9 тыс. руб.

«Мы не поднимали цены на услуги более четырех лет. Стоимость материалов и сырья… за это время сильно выросла. Кроме того, мы учли условия труда наших сотрудников. Зимой грунт проморожен, работать приходится дольше и тяжелее», — объясняет решение пресс-служба компании.
Этот рост цен может показаться смешным по сравнению с тем, как в обозримом будущем грозят скакнуть цен на участки под могилы в крупных городах, особенно в Москве.

Сегодня цены на участки на кладбищах Москвы начинаются от 7000 руб., средняя цена составляет 10-30 тыс. руб., на «элитном» кладбище стоимость начинается от 120-150 тыс. руб.

Однако, даже по официальной оценке участников рынка (в частности, вице-президента Союза похоронных организаций и крематориев Алексея Сулоева), в российской столице нарастает дефицит земли под новые захоронения. Ежегодно на эти цели требуется от 15 до 20 га земли, а в целом по России – не менее 1000 га.

Дефицит мест для захоронения — благодатная почва для коррупции и обмана родственников умершего. Похоронные организации, и это давно не секрет, часто продают площади для захоронения на месте общих или заброшенных могил.

В среднем, по данным Союза похоронных организаций и крематориев, в год в гробах на кладбищах Москвы хоронят около 40% умерших, кремируют примерно треть, а еще треть – вывозят для захоронений в другие регионы. Косвенным подтверждением этому факту служит высказывание губернатора Владимирской области Светланы Орловой: «В этом году родилось на 159 детей больше, чем за аналогичный период прошлого года. Но проблема в том, что у нас смертность высокая. Плюс — у нас хоронить дешевле, чем в других регионах, поэтому все хоронят родственников у нас, и это попадает во владимирскую статистику», — объяснила она причины демографической ямы 29 июля этого года в ходе годового отчета перед депутатами местного ЗаКСа.

Однако эксперты сомневаются, насчет того, что такое большое количество мертвых тел вывозится в другие регионы. Вице-президент Союза потребителей Владимир Слепак предполагает, что именно эти 30% умерших сейчас хоронят именно в заброшенные могилы.

В результате, размер теневого похоронного рынка России уже пару лет назад достиг 60%, а доход от нелегального бизнеса только в Москве составляет от 80 до 200 млрд руб. в год.

Навязанные услуги

Захоронения на территории Москвы сегодня почти прекращены (только родственные могилы) и москвичам приходится хоронить своих близких на двух кладбищах за пределами МКАД: Перепечинском и Домодедовском. Даже чиновники отмечают, что для жителей тяжело ездить за пределы Москвы, а потом возвращаться на эти кладбища для ухода за могилами.

В этой связи в последние годы стали появляться занимательные с правовой точки зрения инициативы.

Под предлогом обсуждения внедрения стандартов качества оказания ритуальных услуг стали широко рекламироваться предложения по уходу за могилами (по неизвестной причине эта опция была включена в стандартный перечень услуг ритуальных организаций). Благо вписанное в нынешний законопроект предложение лицензировать предприятия, оказывающие ритуальные услуги, практически не оставит выбора, кому именно платить за такую работу. Если родственникам сложно добраться до кладбища, то, согласно прайс-листу ГУП «Ритуал», ежегодный уход за 1 кв. м. могилы на сегодняшний день может обойтись в 6 тыс. руб.

Предложение, впрочем, не вызвало ожидаемый интерес у потребителя. Возможно, чтобы создать вокруг этой услуги ажиотаж, в СМИ стала с завидной периодичностью появляться информация о возможном создании комиссии, которая бы определяла, какие места на кладбищах являются заброшенными.

В начале марта этого года — накануне повышения цен на копку могил в Москве — на общественное обсуждение был вынесен законопроект «О похоронном деле», согласно которому захоронение считается заброшенным, если оно находится «в ненадлежащем состоянии» и при этом «отсутствует информация как о похороненном, так и о лице, ответственном за могилу».

Сейчас этот пункт исключен из документа, однако власти продолжают педалировать тему материальной ответственности за состояние могил родственников. Например, в июне была опубликована новость о том, что столичные власти занимаются оцифровкой информации о местонахождении захоронений на московских кладбищах. Руководитель департамента торговли и услуг городского кабинета министров Алексей Немерюк считает, что это позволит наладить онлайн-поиск нужной могилы и заказать уход за ней через Интернет.

По всей видимости, выбор исполнителя таких заказов будет определен заблаговременно.

Приватизация кладбищ

Таким образом, предполагают эксперты, готовится почва для фактического введения нового «налога» — на обслуживание могил. Если этот проект не принесет необходимой отдачи, возможно, будет извлечена на свет давняя идея о приватизации кладбищенских участков.

На сегодняшний день выделенные под захоронение участки не могут быть приватизированы, поскольку являются муниципальной собственностью, что закреплено законодательно. Впрочем, как не раз сообщалось в открытых источниках, это отнюдь не мешает администрации некоторых кладбищ принуждать родственников реализовывать «серые» схемы по фактической приватизации свободных участков и бесхозных могил.

Законодатели могут воспользоваться предложением предпринимателей цивилизовать и привести подобную спекуляцию в правовое поле.

Такой проект может принести двойную выгоду: всеобщая полупринудительная приватизация участков под погребение (возможно, в том числе, и под угрозой повторного захоронения на месте могилы родственника или даже могилы, собственно, налогоплательщика после истечения срока «аренды») простыми гражданами принесет разовое пополнение бюджета, а выход на рынок инвесторов позволит государству взять под собственный контроль (тем самым, попытавшись устранить или хотя бы пододвинуть могущественную кладбищенскую мафию) перспективную отрасль.

Для того чтобы этот актив стал успешным и в России, убеждены эксперты, необходимо участие государства. И следы первых шагов в заданном направлении можно заметить уже сегодня. Весь последний год идет активная работа по изменению полномочий Минстроя РФ с целью передачи данному ведомству полного контроля за состоянием дел в отрасли.

В США, а также Западной Европе инвестиции в приобретение места на кладбище в последнее десятилетие стали одними из самых ликвидных.

В частности, в Великобритании доходность подобных вложений близка к 100%. Помимо рентабельности, граждан привлекает еще и высокая надежность таких инвестиций. На фоне разнообразных кризисов этот сегмент рынка недвижимости в Великобритании последнее десятилетие демонстрировал положительную динамику и рост цен примерно на 10% в год.

Кто боится огня?

С учетом таких заманчивых перспектив выглядит логичным нежелание применять в России успешный опыт ведущих мировых стран по государственному лоббированию кремации. Становится понятно, почему на протяжении двадцати лет оттягивается стратегическое решение этого вопроса, подвисшего в воздухе сразу после распада СССР. Так, например, в резолюции Госдумы еще в 2003 году правительству РФ было предложено разработать программу строительства крематориев в России.

Однако в Комплексную программу развития жилищно-коммунального комплекса страны строительство крематориев в качестве отдельного раздела до сих пор включено так и не было. На данный момент этот вопрос находится в ведомстве муниципалитетов городов, которые вправе строить крематории с привлечением денег из своих бюджетов, а также средств кредитных и частных коммерческих организаций.

На сегодняшний день кремация широко распространена практически во всех экономически развитых странах. В Великобритании насчитывается 356 крематориев; в Китае — 1300; во Франции -70 (фактически они имеются в каждом крупном городе). Наибольшее распространение кремация получила в Японии (кремируют 98% всех усопших), в Чехии (95%), Великобритании (69%), в Дании (68%), в Швеции (64%), в Швейцарии (61%), в Австралии (48%), в Голландии (46%).

Финансовое поощрение кремации практикуется, например, в Шанхае, где власти оплачивают практически всю процедуру. Схожую идею недавно предложил руководитель партии «Коммунисты России» Максим Сурайкин.  Он направил обращение главе Минстроя Михаилу Меню с просьбой добавить в законопроект «О похоронном деле» норму, обязывающую федеральные власти компенсировать до 20% от стоимости кремации.

Лоббисты распространения крематориев утверждают, что это спасение для малоимущих людей, поскольку кремация значительно дешевле похорон: полный комплекс услуг сегодня обойдется в сумму около 10 тыс. руб. В среднем кремация (даже с учетом последующего захоронения урны) в несколько раз дешевле средней стоимости даже самых скромных похорон.

Основным противником кремации сегодня выступает РПЦ. Священный Синод в мае 2015 года в специальном меморандуме «О христианском погребении усопших» рекомендовал священникам относиться к кремации как к нежелательному явлению, однако проявлять к таким фактам снисхождение.

В документе сказано, что на основании Божественного Откровения церковь исповедует веру в телесное воскресение умерших, поэтому и «относится к телу христианина как к храму Божию». Говоря проще, при традиционных похоронах тело в земле обеспечивает вечную жизнь на небесах. При этом церковь считает, что Господь властен воскресить любое тело и из любой стихии. Поэтому, говорит Архиерейский собор РПЦ, церковь не лишает молитвенного поминовения христиан, по различным причинам не сподобившихся быть погребенными согласно соответствующей церковной традиции.

Тем не менее, достаточно бегло посмотреть заголовки новостей за последние пару месяцев, чтобы оценить, насколько более радикально отзываются о поощрении кремации рядовые православные священники и публичные церковные фигуры. Зачастую их высказывания звучат гораздо более нетерпимо, чем выступления представителей ислама и иудаизма, хотя эти религии категорически и бескомпромиссно отрицают кремацию. И это происходит в то же самое время, как Архиерейский собор РПЦ постановил не лишать поминовения христиан, «по различным причинам не сподобившихся погребения, соответствующего церковной традиции».

Перспективы

Эксперты полагают, что предложение коммуниста Сурайкина больше направлено на личный политический пиар, однако напоминают, что тема кремации имеет и вполне практическую подоплеку.

В законодательной среде этот вопрос возник, когда в начале марта Минстрой РФ разработал законопроект, согласно которому останки из заброшенных захоронений можно было бы кремировать и переносить в специальную «могилу невостребованных прахов», а освободившиеся места использовать для нового погребения.

Авторы законопроекта ссылались на международный опыт. «А в Германии, например, после войны не было построено ни одного кладбища.

Потому что там действуют другие нормы захоронения, на другую глубину, там другие санитарные требования. Захоронения в Германии производятся на глубину 3,5 м, а не как в России, в два раза меньше. Это позволяет в могилу захоронить следующего человека, не используя новую землю», — говорит вице-президент Союза похоронных организаций и крематориев Алексей Сулоев.

Информация о планах Минстроя на заброшенные могилы в марте вызвала широкий общественный резонанс. Вероятно, поэтому ведомство решило отказаться от некоторых пунктов «похоронного» законопроекта. 26 июня глава министерства Михаил Мень полностью исключил из проекта статью о повторном использовании мест захоронения. «Решение об этом было принято после консультаций с общественным советом Минстроя», — заявила пресс-служба министерства.

Пока все эти предложения легли под сукно, однако окончательно не отклонены. Решения по ним, очевидно, должны будут приниматься после огосударствления рынка. В России могут ввести обязательное лицензирование для продавцов ритуальных услуг – соответствующая норма в законопроекте о похоронном деле уже внесена на рассмотрение российского правительства.

Номинально, новый закон должен улучшить качество предоставляемых похоронных услуг путем закрепления общих для всей России принципов похоронной отрасли, правил и требований к оказанию ритуальных услуг… Законопроект предусматривает лицензирование, в частности, таких услуг как организация похорон, транспортирование и предпохоронное содержание останков умерших, подготовка тел к погребению, захоронение и услуги по кремации.

По оценкам специалистов, реформа оставит на рынке 5-10 крупных ритуальных фирм, которые будут формально конкурировать между собой.

Правила и требования будут утверждаться на федеральном уровне. Зато на региональный уровень переводится ряд вопросов, находившийся ранее в ведении органов местного самоуправления – среди них, создание и эксплуатация кладбищ, организация похоронного дела и других.

Таким образом, ответственность по внедрению таких скандальных проектов – например, как повторное захоронение, продажа и «приватизация» участков, полупринудительная кремация и прочее — может быть просто переведена на региональный, а то и на муниципальный уровни. При том, что принципиальные решения все-таки будут приниматься централизированно, а критика будет рассеяна по всему спектру местных властей, повлиять на эти решения у общества будет, по мнению экспертов, крайне мало возможностей.

Источник

О admin

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*